Малообеспеченные осужденные стремятся попасть в мордовию или чувашию несмотря на то что там ужасные бытовые условия сплошной туберкулез

Содержание

Ежегодно в России выносятся десятки обвинительных приговоров в отношении полицейских, следователей, сотрудников прокуратуры и даже федеральных судей, связанных с коррупцией. Служители закона берут взятки у тех, кто попал в их руки за реальные или выдуманные преступления. Практика настолько устоявшаяся, что среди взяточников сформировался прайс, по которому можно купить нужный результат на любом этапе расследования.

Следствие в рыночных условиях

Владимирская судья Анна Хохлова в 2010 году согласилась за 600 тысяч рублей смягчить наказание киллеру, убившему сотрудницу одной из московских радиостанций. Получив от адвоката убийцы деньги, судья скинула с 13-летнего срока лишения свободы два с половиной года. А в мае 2010 года Хохлова за 700 тысяч рублей выпустила из-под ареста мошенницу-цыганку, которая тут же сбежала. Ее поймали лишь в 2011 году, когда уже уходившая в отставку судья попыталась заработать еще 600 тысяч рублей на снижении размера наказания другому убийце. Приговор Анне Хохловой вынесли в марте 2017 года.

Продажное «правосудие»

В материале издания также приводится показательный пример с вором в законе Романом Сычевым, которого обвинили в незаконном хранении оружия и наркотиков, но оправдали в суде, подделав показания задержавших Сычева полицейских. Журналистам стало известно, что свобода обошлась вору в законе в 40 млн рублей. Правда, позже приговор был обжалован в вышестоящей инстанции и признан незаконным, однако судья не понес никакого наказания за свое продажное решение.

Летом в Москве задержали заместителя столичного прокурора по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте Павла Юркина. По данным следствия, он собирался за два миллиона рублей вернуть хозяину изъятый в рамках уголовного дела нож и прекратить расследование. А вот в уголовном деле следователя МВД из Воронежа Павла Соломатина фигурирует скромная сумма в 110 тысяч рублей. По данным следствия, за такое вознаграждение полицейский отпустил обвиняемого из-под домашнего ареста под подписку о невыезде и обещал вернуть изъятый автомобиль.

«Выкуп по УДО — это стабильно работающий бизнес начальников колоний и работников прокуратуры. Ни для кого не секрет, что УДО элементарно продаются. При этом цены для разных колоний, а также для разных статей разные», — пишет сайт Gulagu.net.

+7(499)158-65-66

Взятки ей носили две подружки-адвокатессы. Из материалов дела следует, что наемный убийца по фамилии Рыбин был приговорен к 18 годам. За 600 тысяч рублей судья Хохлова снизила ему этот срок на 2,5 года. Кроме того, за полмиллиона рублей служительница Фемиды заменила цыганке, обвиняемой в мошенничестве, арест на залог. Освободившись из СИЗО, фигурантка сбежала. Еще 600 тысяч рублей судья хотела заработать перед уходом в отставку, снизив срок осужденному. Но на этой сделке ее задержали сотрудники ФСБ.

  • Граждане, совершившие преступление по неосторожности.
  • Впервые осужденные за незначительные умышленные преступления.
  • Заключённые, переведённые в колонию-поселение из исправительных учреждений других режимов в качестве меры смягчения наказания.

Среди всех вариантов мест лишения свободы колония-поселение является самым мягким и либеральным. Здесь нет тотального контроля, строгих ограничений свободы, классических тюремных условий с запирающимися камерами, решётками, охранными вышками, колючей проволокой. Отбывающие наказание проживают почти в домашних условиях, не изолируются от общества, могут учиться и работать вместе с горожанами.

Основная часть осужденных проживает в общежитиях на территории вольного поселения. Общежитие представляет собой светлое вытянутое в длину просторное помещение. В отличие от камер ИК, здесь нет ни запирающихся дверей, ни решёток на окнах.

Различия колоний-поселений по контингенту

Несмотря на мягкость режима отбывания наказания в колонии-поселении, на использование мобильных телефонов здесь действует официальный запрет. Но за свободно перемещающимися осужденными не уследишь, а потому практика попустительства со стороны сотрудников администрации в этом вопросе с каждым годом становится всё шире. Хотя если телефон осужденного обнаруживается в процессе обыска, его гарантированно конфискуют.

«Выкуп по УДО — это стабильно работающий бизнес начальников колоний и работников прокуратуры. Ни для кого не секрет, что УДО элементарно продаются. При этом цены для разных колоний, а также для разных статей разные», — пишет сайт Gulagu.net.

«Рынок такой существует, к сожалению. Это доказывает, что правовая реформа провалена. Когда ко мне приходят клиенты, то многие спрашивают не о позиции защиты, а есть ли у меня знакомые в суде или прокуратуре. Потому что взятки дают либо в суде, либо прокурору. Клиенты хотят только связей от адвокатов, подталкивают адвокатов к налаживанию таких связей в суде и прокуратуре», — рассказал «Ленте.ру» адвокат Сергей Беляк.

Судья продажная

Взятки ей носили две подружки-адвокатессы. Из материалов дела следует, что наемный убийца по фамилии Рыбин был приговорен к 18 годам. За 600 тысяч рублей судья Хохлова снизила ему этот срок на 2,5 года. Кроме того, за полмиллиона рублей служительница Фемиды заменила цыганке, обвиняемой в мошенничестве, арест на залог. Освободившись из СИЗО, фигурантка сбежала. Еще 600 тысяч рублей судья хотела заработать перед уходом в отставку, снизив срок осужденному. Но на этой сделке ее задержали сотрудники ФСБ.

Рекомендуем прочесть:  Льготы жёнам военных пенсионеров

2. Администрация учреждения, исполняющего наказание, в котором осужденный отбывает наказание в соответствии со статьей 81 настоящего Кодекса, не позднее чем через 15 дней после подачи ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания направляет в суд указанное ходатайство вместе с характеристикой на осужденного. В характеристике должны содержаться данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию, о возмещении причиненного преступлением вреда, а также заключение администрации о целесообразности условно-досрочного освобождения. В характеристике на лицо, которое осуждено за совершение в возрасте старше 18 лет преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и признано на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы страдающим расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, должны также содержаться данные о примененных к нему принудительных мерах медицинского характера, о его отношении к лечению. Одновременно с ходатайством такого осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в суд направляется заключение его лечащего врача. При наличии в личном деле осужденного копии определения или постановления суда об уведомлении потерпевшего или его законного представителя администрация учреждения, исполняющего наказание, направляет ее в суд, а также сообщает сведения о месте жительства потерпевшего или его законного представителя и иную информацию, обеспечивающую их своевременное извещение, если таковые имеются.

Однако 09 апреля 2020 года ситуация изменилась: ЕСПЧ опубликовал своё решение «Шмелев (Shmelev) и другие против России» № 41743/17 и др., где пришел к выводу о том, что принятый Россией в декабре 2019 года Федеральный закон № 494-ФЗ о компенсации за ненадлежащие условия содержания представляет собой адекватный и эффективный способ получения компенсации. Срок обращения с иском для тех, кто уже направил жалобу в ЕСПЧ до 28 июня 2020 года. Средняя ожидаемая сумма компенсации всего 3000 евро. (около 240 000 рублей), что к сожалению гораздо меньше, чем присуждал ЕСПЧ.

Вместе с этой статьей читают:

Утвердить прилагаемые изменения, которые вносятся в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, утвержденный постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2004 г. N 54 “О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью” (Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, N 7, ст. 524).

Четыре часа на сон, крысы и сжигание котят
– Ложатся спать в два часа ночи, в шесть – подъем, и снова работать. Из-за такого графика в обмороки падали еще на зарядке после построения. В колонии умирали. И умирают до сих пор на свободе – просто от изношенности организма. Такой график мог быть вообще без выходных. Как такового свободного времени, несмотря на то что оно предусмотрено, у зэчек нет. Если, дай Бог, тебя выпустили с работы в четыре часа, то ты сразу идешь заниматься хозработами на территории жилзоны. Хозработы – это опять-таки не женское дело: пилка дров, перетаскивание столбов, снега, колка льда, разгрузка машины с цементом, картошкой. То есть у женщины после ненормированной рабочей недели, дня нет никакого промежутка времени, посвященного самой себе.

Этот центр – это какая-то перевалочная база, я бы ее назвала какой-то отмывкой, прокладкой. Возможно, заказы размещались не для колонии, а для этого центра. Но мы-то там почему оказались? Я сразу хочу оговориться: люди есть везде, и многие мастера относились к нам по-человечески. Тем не менее они знали обо всем, скрывали, укрывали и прекрасно все видели. Они прекрасно знали, что люди работали до часа ночи. Это известно всем!

Vis recte vivere? Quis non?

Гелена Алексеева
Все машины, которые заходят туда с огромными валунами ткани (70–80 кг), девочки разгружают сами. Это не женский труд, он никак дополнительно не оплачивался, не поощрялся. Конвейер – это большая длинная лента, за каждой машинкой осуществляется одна операция. К концу ленты должно появиться готовое изделие. Мы с вами понимаем, что если в середине сидит опытная швея, а к ней сажают новую девочку, то последняя не успевает. Естественно, тормозится вся лента. Когда это происходит, нет нормы выработки, значит, нет нормальной заработной платы на всю бригаду. Естественно, девочку будут бить, потому что вместо нее норму вынуждены будут сделать те, кто опытнее, либо нужно будет все переделывать. Бить будут сами зэчки. Могут бить головой об машинку, сломать ключицу. Естественно, никого не наказывают. Если хотели бы найти виновных, нашли бы – везде видеокамеры. То есть это поощряется и допускается!

«Выкуп по УДО — это стабильно работающий бизнес начальников колоний и работников прокуратуры. Ни для кого не секрет, что УДО элементарно продаются. При этом цены для разных колоний, а также для разных статей разные», — пишет сайт Gulagu.net.

16 декабря в Санкт-Петербурге арестовали старшего следователя Московского УМВД Игоря Левченко. Он обвиняется в получении через посредника 500 тысяч евро за направление в суд уголовного дела, связанного с экономическим преступлением. Месяцем ранее в Москве был осужден на девять лет бывший сотрудник уголовного розыска подполковник Вадим Шавлохов, передавший лидеру преступной группировки Аслану Гагиеву досье на его банду за 100 тысяч долларов.

Судья продажная

«Самые дешевые выкупы — из Мордовии и Чувашии, которые составляют ориентировочно 100 тысяч рублей за год, — говорится в публикации. — Поэтому малообеспеченные осужденные стремятся попасть в Мордовию или Чувашию, несмотря на то, что там ужасные бытовые условия, сплошной туберкулез, и заключенных, даже женщин, нещадно избивают (особенно в Мордовии). В роли посредников выступают местные адвокаты, которые берут за свои услуги недорого. Тверь и Владимир уже подороже — 300 тысяч рублей за год. А вот стоимость выкупа из московского СИЗО «Печатники», где можно остаться отбывать наказание в хозотряде, составляет 1,2 миллиона рублей за год».

Верно. И ответ на вопрос, как можно лечить воспалительное заболевание без противовоспалительных средств, был очевиден – никак. И мы назначали либо давно известный и всё чаще вспоминаемый колхицин, либо глюкокортикоидные гормоны и были, к слову, одними из первых, кто их использовал. Не представляете, сколько мы наслушались по поводу использования гормонов при инфекционном заболевании… А сейчас они на первом месте в тяжёлых случаях. А ещё мы активно использовали нестероидные противовоспалительные препараты, и это в то время, как во всём мире был запрет на их применение. Причём запрет абсолютно необоснованный, но приведший к тому, что многие пациенты не получали полноценного лечения: на дому не разрешали принимать противовоспалительные препараты.

Как лечить воспаление без противовоспалительных препаратов? Никак!

– И да и нет. В нашем геноме можно найти информацию о многих перенесённых не только непосредственно нами, но и нашими предками инфекционных заболеваниях, равно как и получить ответы на важные вопросы о нашей восприимчивости или, наоборот, невосприимчивости к инфекциям. Если вспомнить пандемии чумы, оспы, холеры – умирали же не все. Выживали люди с определёнными свойствами иммунитета, как врождённого, так и приобретённого, и эта особенность закреплялась в последующих поколениях. И сейчас нередко я сталкиваюсь с ситуацией, когда, скажем, болеет вся семья, кроме одного человека, или, наоборот, один болеет, а остальные – нет. Хотя вместе живут, едят, дышат. Такие вот загадки иммунной системы. А встречи с вирусами, в частности с ретровирусами (к которым относится и ВИЧ), оставляли настоящие «записи» в наших генах, которые мы сегодня можем прочитать.

Проблема не в злобном ковиде, а в нашем иммунитете

Я категорически не согласен ни с первым, ни со вторым вариантом. Во-первых, это, действительно, привело к дефициту антибиотиков в аптеках, хотя формально они являются рецептурными препаратами. Но гораздо более значительная опасность кроется в другом: в мире и так, ещё до возникновения пандемии COVID-19, существовала крайне серьёзная проблема в виде нечувствительности микробов к уже существующим антибиотикам. А разработка новых эффективных препаратов очень и очень затруднительна, поскольку уже на этапе исследования их антибактериальной активности в научных лабораториях микроорганизмы успевают приспособиться и прекрасно чувствуют себя в условиях концентраций, в тысячи раз превышающих лечебные.

Имя замначальника ИК-14 Юрия Куприянова, которого Федорова обвиняет в фактическом руководстве пресс-отрядом, тоже впервые громко прозвучало в письме Толоконниковой. По ее словам, Куприянов «фактически и командует» колонией; после жалоб адвокатов участницы Pussy Riot он создавал ей невыносимые условия, а при знакомстве не преминул уточнить: «И знайте: по политическим взглядам я — сталинист».

Рекомендуем прочесть:  Могут Ли Судебные Приставы Арестовать Подаренную Квартиру

Дубликаты не найдены

Юрий Куприянов пережил смену начальства и по-прежнему занимает свой пост. Он даже подавал к Толоконниковой иск о защите чести, достоинства и деловой репутации, где требовал признать не соответствующими действительности сведения о том, что он «угрожает расправой» и «принуждает к рабскому труду» заключенных. Суд Куприянов проиграл.

Фото заброшенной колонии для несовершеннолетних: как жили и трудились малолетние преступники

Освободившаяся по УДО Наталья Кравченко тоже рассказывает о своих проблемах со здоровьем: «У меня диагностирован ВИЧ, и последние полгода я выходила на «промку» (промзону – МЗ) с температурой, мне не давали ни лекарств, ни антибиотиков. Освободившись в апреле этого года, я сразу оказалась в реанимации – настолько запущенное у меня было состояние. До августа я в больнице лежала, потом врачи пожалели и отпустили лечиться домой».

44. Кардиомиопатии (дилатационная, гипертрофическая, рестриктивная, аритмогенная кардиомиопатия правого желудочка), сопровождающиеся стойкими нарушениями сердечного ритма и проводимости, рефрактерными к проводимой терапии, наличием хронической сердечной недостаточности III стадии по Образцову-Стражеско-Лангу/IV функционального класса по NYHA, с повторными тромбоэмболическими осложнениями и (или) хронической тромбоэмболической легочной гипертензии IV функционального класса I42.0 – I42.9

Освобождение от уголовного наказания в связи с болезнью.

5. Осужденный, у которого наступило психическое расстройство, препятствующее отбыванию наказания, либо его законный представитель вправе обратиться в суд с ходатайством об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания в соответствии со статьей 81Уголовного кодекса Российской Федерации. Ходатайство об освобождении от дальнейшего отбывания наказания в связи с наступлением психического расстройства осужденный либо его законный представитель подает через администрацию учреждения или органа, исполняющего наказание. При невозможности самостоятельного обращения осужденного либо его законного представителя в суд представление об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания в связи с наступлением психического расстройства вносится в суд начальником учреждения или органа, исполняющего наказание. Одновременно с указанным ходатайством или представлением в суд направляются заключение медицинской комиссии и личное дело осужденного.

Вместе с этой статьей читают:

Однако 09 апреля 2020 года ситуация изменилась: ЕСПЧ опубликовал своё решение «Шмелев (Shmelev) и другие против России» № 41743/17 и др., где пришел к выводу о том, что принятый Россией в декабре 2019 года Федеральный закон № 494-ФЗ о компенсации за ненадлежащие условия содержания представляет собой адекватный и эффективный способ получения компенсации. Срок обращения с иском для тех, кто уже направил жалобу в ЕСПЧ до 28 июня 2020 года. Средняя ожидаемая сумма компенсации всего 3000 евро. (около 240 000 рублей), что к сожалению гораздо меньше, чем присуждал ЕСПЧ.

Ссылка на основную публикацию